вторник, 28 августа 2012 г.

«Бхагавад-гита» даёт рецепт избавления от любых страхов
(ошибка образного периода)

«Бхагавад-гита» неисчерпаема. Всякий раз, читая её заново, человек находит в ней новый смысл. Осознание свободы — это необходимое условие обретения духовного опыта, и «Бхагавад-гита» в каком-то смысле с самого начала указывает на это.

Дхритараштра запутался, он боится. Он пришёл в состояние шока, когда узнал, что Бхишма пал. Главная эмоция первой главы — это страх. Дхритараштра боится, Дурьйодхана боится и Арджуна боится. В первой главе мы встречаемся с этими тремя видами страха.

Страх преследует живое существо с самого появления в этом материальном мире. Пока оно будет находиться здесь, преобладающей эмоцией в его жизни будет страх. Преобладание инстинкта самосохранения связано с попыткой сохранить свою ложную индивидуальность.

Отворачиваясь от Кришны, живое существо погружает своё сознание в двойственность материального мира. Его сознание приобретает уродливые формы, и страх начинает преобладать в нём. Этот животный страх порождает все остальные комплексы. Страх возникает из привязанности — это суть первой главы «Гиты». Дхритараштра выдаёт свою привязанность, говоря «мои сыновья». В этом «моё» уже кроется семя страха. Мы пытаемся защитить не себя, а то, что ложно считаем собой, своё ложное положение в мире.

Мы боимся, потому что понимаем ложность своей позиции. С одной стороны мы знаем, что всё равно защитить её не удастся, а с другой мы привязаны к ней и пытаемся защитить её. Ложь заключается в том, что я привязан к чему-то, к чему не стоит привязываться. А непривязанным к этому я не могу быть, потому что я уже отвязался и отвернулся от Кришны. Из-за этого моё сознание, моя память извратились, в результате чего, я привязался к этой материи, и меня преследует страх, потому что я знаю, что «моё я» ложное.

Это положение любого живого существа в этом мире и особенно людей. Потому что животные осознают ложность своих привязанностей в очень маленькой степени. Человек же понимает безнадёжность своего существования. Однажды ученик подошёл к Шриле Прабхупаде и стал жаловаться, что духовная жизнь сложная. Шрила Прабхупада сказал: «Да, духовная жизнь сложная, но материальная жизнь безнадёжная». В материальной жизни нет никакой надежды в принципе, потому что она основана на ложной предпосылке: «Я есть тело и мне, так или иначе, нужно сохранить своё ложное я или ложное положение в этом мире».

И здесь есть другое указание на привязанность Дхритараштры. Это его имя. Раштра — земля, дхритараштра — это тот, кто захватил землю. Дхрита — тот, кто держит землю, но в приложении к царю это значит не «землевладелец», а «землезахватчик». Дхритараштра боится, потому что эта земля не его. Мы боимся умереть, потому что тело не наше. Ни «моё» тело, ни всё остальное, что мы пытаемся сохранить, нам не принадлежит. Поэтому страх преследует нас — страх потерять своё ложное я.

В двух других примерах страха и в нашем с вами случае всё то же самое. История повторяется снова и снова. Этот страх, в конце концов, приводит к «вишаде» — к состоянию безнадёжности, когда человек в попытках найти своё место в этом мире, заходит в тупик.

Это совершенно естественный итог человеческой жизни, с которым человек периодически сталкивается. Всё идёт по плану, всё идёт по сценарию Кришны. Обычный выход из такой депрессии — спать, пить, принимать наркотики, забыться, заслониться от всего этого. Вишада — это состояние полного отсутствия энергии и способности действовать. Оно возникает у человека из-за осознания им ложности своего положения.

Моё эго дробится, когда я пытаюсь присвоить что-то себе. В итоге, я не знаю, что мне делать и как. Цель теряется в результате потери личности, когда человек больше не знает «кто я?» Вместе со знанием «кто я?» всегда есть понимание «чего я хочу?». Если я перестал понимать, «кто я?», то вместе с этим я не понимаю, «чего я хочу?».

Дхритараштра пытается найти защиту, цепляясь за надежду, Дурьйодхана — за остатки своего положения, а Арджуна — предавшись Кришне: «Всё, Кришна, ничего не понимаю больше», — и Кришна становится нашим психиатром, и начинает рассказывать «Гиту».

Сначала Кришна говорит, а Арджуна не может понять. Кришна ему говорит: «Душа вечна», — а тот: «Причём тут душа?! Мне Дрону и Бхишму убивать надо! О чём ты?!», — он не может усвоить, что Кришна хочет ему сказать, думая, что Кришна не оттуда заходит. В конце концов, Кришне приходится спуститься на его уровень и сказать: «Ты же кшатрий, вспомни о своём долге», — тем самым Он показывает, что в состоянии запутанности человеку очень сложно начать понимать реальность из-за своих привязанностей. Он не слышит, не чувствует, не видит. Это завязка «Гиты». И «Гита» нужна только для того, чтобы восстановить духовную сущность человека, духовную природу, вернуть ему истинное я, вернуть нам почву под ногами, и для того чтобы избавить нас от страха.

Когда человек осознает, окончательно и бесповоротно, свою духовную природу, независимую от всех временных обозначений и временных ярлыков, которые он сам на себя навешал, когда он возвратится в своё духовное «я», страхов станет гораздо меньше.

Кшетра — поле, а кришна происходит от глагола «пахать». «Крестьянин» происходит от того же слова. Криш значит «тянуть, тянуть плуг». Кришна вышел на поле и Дхритараштра подозревает, что сорняки будут удалены, потому что это поле дхармы.

Шрила Прабхупада объясняет, что у любого ведического произведения есть как прямой, так и метафорический смысл. Иногда стоит погружаться в метафорический смысл, чтобы глубже понять, что хочет сказать нам автор, но это не значит, что нужно отвергать прямой. Кришна говорит: «Я колесничий, на колеснице любого тела. Я веду каждого, чтобы он, в конце концов, восстановил свою дхарму, истинную природу в сердце», — и смысл «Гиты» в том, чтобы вернуть нам понимание своей дхармы, своей природы и своей деятельности.

Первоисточник: Лекция по «Бхагавад-гите» (1.1), прочитанная ЕС Бхактивигьяной Госвами Махараджем в Юрлово.